Сенсація

В Сети показали последствия Чернобыльских пожаров (фото)

Пожар в Чернобыльской зоне отчуждения почти устранен — по официальным данным, больше 1000 пожарных в данный момент ликвидируют очаги тления и оборудуют противопожарные полосы. Предварительные данные Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника говорят о том, что в огне пострадало 11 500 га земли. Огонь разрушил пастбища и территорию обитания многих краснокнижных животных, которые вернулись в Зону из-за отсутствия человека.

“ЭкоРубрика” разобралась, можно ли верить официальным данным об уровне радиационного загрязнения, какие скрытые угрозы несет в себе пожар и как их можно предотвратить.

Чернобыльская зола

О “Чернобыльских ветрах, несущих радиацию” слухи понеслись с момента возникновения пожаров в начале апреля. Затем, 16 апреля Киев и другие города Украины накрыла сильная пылевая буря, а системы общественного мониторинга воздуха зафиксировали в Киеве наивысший в мире уровень загрязнения. Киевская городская администрация посоветовала закрыть окна и не выходить на улицу, объяснив аномальное задымление следами горения в Чернобыльской зоне.

Максим Сорока, научно-технический эксперт международного проекта “Чистый воздух для Украины” тоже считает, что рекордное загрязнение вызвано Чернобыльскими пожарами: “Точно доказать невозможно, но я думаю что это — оно. Слишком много факторов, которые складываются воедино. И этот запах гари, который ни с чем не перепутаешь, и мелкодисперсность, и в принципе локальность такого возникновения огромной массы аэрозоля”.

чорнобиль дснс пожежа

Фото ГСЧС

Дым и гарь от Чернобыльских пожаров действительно несут угрозу, поскольку продукты горения — токсичны, и негативно воздействуют на организм человека. Но радиационной угрозы в них нет, как и нет причин не доверять официальным данным по этому поводу.

Часто задают журналисты, мои коллеги и друзья вопрос: “А можно ли доверять нынешней системе радиационной безопасности?”. Да, можно. Почему  потому что ее данные коррелируют с Европейской системой мониторинга и раннего оповещения радиационного загрязнения. На нее ни наше государство, ни наш бизнес, да и вообще мало кто может повлиять. Если даже они не фиксируют превышения на уровне предельно допустимых норм  значит, его и не было. Можно прийти к выводу, что в этом первичном аэрозоле после пожара радионуклидов не было. Да, мы все видели флуктуацию, то есть незначительное колебание показателей. Это нормальный процесс, все понимают откуда идёт огонь, но какого-то ужаса не наблюдалось. Более того, не наблюдалось именно тех радионуклидов самых опасных – цезия и стронция,  которые как раз и содержатся в грунте в Чернобыльской зоне и составляют наибольшую опасность”.

пожар чорнобиль

Фото Dronarium Ukraine

“Экологические последствия этого пожара мы будем пожинать не сейчас”

Тем не менее, по словам Максима, радиационная угроза от пожара в Чернобыле все же существует: “Я считаю, что ситуация, которая сложилась с экологической точки зрения с этими пожарами  она немного трагична, классическая греческая трагедия. Мы сейчас увидели этот огонь, возник хайп, все начали его ликвидировать. Большого уважения заслуживают пожарники, которые несмотря ни на что ликвидируют этот пожар. Но экологические последствия этого пожара мы будем пожинать с вами не сейчас”.

Растения, в отличии от животных, не накапливают радионуклиды в своих тканях. Поэтому, нынешние пожары и не привели к масштабному радиационному загрязнению: в сгоревших деревьях попросту не было радиации.

Все должны понимать, что радионуклиды накапливаются в основном не в растениях, а в грунте. Чернобыльская катастрофа произошла почти 34 года назад. В своё время, радионуклиды, которые попали в окружающую среду, за счёт естественных биохимических и биогеохимических процессов мигрировали в толщу грунта. Вот почему грунт является наиболее радиоактивным элементом в рамках Чернобыльской зоны. Когда горит высшая растительность,  а в нашем случае был пожар деревьев, кустарников и травяного покрова,  именно в этом растительном материале радионуклидов содержалось меньше всего. И основная опасность от этого выброса состояла в традиционных химических веществах, как от обыкновенного пожара. А вот все радионуклиды мирно себе находились в верхней толще грунта”. 

пожежі чорнобиль

Фото Reuters

Сам по себе пожар никак не способствовал выводу радионуклидов из грунта в данный момент. Зато пожар уничтожил растительность, которая в Чернобыльской зоне выполняет важную барьерную функцию, предотвращая эрозию грунтов.

Мы должны понимать, что радионуклиды как химические элементы могут мигрировать в окружающей среде как геохимически, так и просто механически. В природе эту функцию механической миграции выполняет эрозия. Ветер распространяет частички грунта, а вместе с ними  и радионуклиды. Экосистема Чернобыльской зоны препятствовала естественным образом этому распространению. Вспомните лес: когда вы находитесь в лесу, несмотря на то, что над кронами деревьев дует ветер, в лесу его почти нет. Растительность, трава, кустарники создавали так называемую “подушку” над поверхностью земли, и ветер своими силами не мог переносить радионуклиды. 

Сейчас, после пожара нет леса и нет растительности травяной. По факту  оголилась сама земля. Вся эта толща грунта стала доступна к эрозийным процессам.  Вот почему важно отслеживать содержание радионуклидов и их распространение не в момент пожара, а уже по прошествии какого-то времени. Моя личная оценка: этим летом на этом пепелище не будет растительности как таковой. А ветра  продолжаются, это естественный процесс, от этого никуда не денешься. Ветер начнёт разносить продукты горения, и дальше разносить уже сам грунт. И вот тут есть вероятность того, что именно в этом вторичном аэрозоле могут быть радионуклиды. Именно в этот момент их необходимо измерять и производить этот мониторинг”, — говорит Максим.

пожежі чорнобиль

Фото Reuters

Что можно сделать?

По словам Максима, уделить наибольшее внимание Чернобыльской зоне нужно будет летом, когда начнутся эрозионные процессы. На данный момент, для решения проблемы необходимо выполнить 3 шага:

Первая рекомендация  нужно провести комплексное исследование и определить причину такого пожара. Самое главное  найти ответ на вопрос: “Почему возник пожар с таким количеством очагов?”. К сожалению, информация, связанная с Зоной отчуждения является секретной, но я считаю, что именно этот счёт нужно сделать публичным.

Второй момент — мы должны как можно скорее провести мероприятия по биоремедиации. То, что я сейчас скажу, скорее всего, осудят мои коллеги-экологи, которые занимаются биоразнообразием, но я думаю что мы должны пойти даже на инвазивную биоремедиацию. Биоремедиация  это когда мы очень быстро на данной территории искусственно высаживаем огромное количество растений, увеличиваем естественную биомассу. Инвазивная биоремедиация  это когда мы высаживаем виды, нетипичные для данной экосистемы. С чем это связано: я уверен, что у нас просто нет семян именно этих видов, которые там были. Но мы должны высадить лес, каким-то образом очень быстро восстановить растительный покров, который был главным защитным механизмом в Чернобыльской зоне. И вот здесь, скорее всего, нужно будет применить инвазивные технологии, принести туда новые виды растений просто чтобы сделать это быстро.

И третья рекомендация  срочно найти деньги. Для таких мероприятий нужны средства, и на данный момент их выделили для тушения пожаров. Но я не видел публикаций и информации о том, что выделяются средства на срочную биоремедиацию. Природа естественным путем не успеет восстановиться, про леса я даже не начинаю говорить  это история на десятилетия. Чем раньше мы начнём, тем быстрее мы создадим естественный защитный барьер на данной территории. Но без денег невозможно закупить семенной материал, саженцы и т.д. Понятно, что в условиях экономического кризиса эти деньги найти будет очень сложно. С другой стороны, мы должны оценивать риски. Не только Украине, но и международному сообществу нужно подумать о том, что огромная площадь грунтов, загрязненных радионуклидами, оголилась. Это загрязнение не будет знать границ”.

пожежа Чорнобиль

Фото Reuters

Чернобыльский радиационно-экологический заповедник также подчеркивает значимость растительности в качестве барьера от распространения радионуклидов. Однако на данный момент, планов по инвазивной биоремедиации у Заповедника нет, и в первую очередь он ориентируется на естественные процессы восстановления экосистем. В таком случае, они будут более устойчивыми к изменениям климата, пожарам, вредителям и болезням. Но по словам Максима, времени на это нет — угроза проявит себя уже этим летом.

Почему я делаю акцент именно на лето: в наших широтах, летом пересушивается верхний слой грунта. Как раз в этот момент и активизируется эрозийный процесс, потому что стоит очень сухая погода и ветрено. Это нормальное климатическое явление для Украины. Если там не будет растительности, то что будет защищать от эрозии загрязненный радионуклидами грунт  это очень большой вопрос. Будем надеятся на дождливое лето”.

Смотрите также наш видеосюжет:

Как можно помочь?

На данный момент, пожарные продолжают работу в Зоне отчуждения. Чтобы помочь им быстрее и эффективнее справиться со стихией, можно связаться с волонтерами, которые помогают пожарным уже несколько недель.

Сгоревшие растения не только лишили защиты грунт в Чернобыльской зоне, но и оставили без еды и дома множество животных. Помощь нужна им уже сейчас, и Чернобыльский радиационно-экологический биосферный заповедник начал сбор средств для закупки кормов и восстановления материальной базы для помощи животным. Узнать больше и помочь заповеднику можно по ссылке.

Решение о проведении биоремедиации и ее характере должно приниматься на экспертном уровне. Каждый из нас может распространить эту информацию, чтобы поднять осведомленность об этой угрозе и поддержать конструктивный диалог.

Источник

Loading...

Поштова адреса: вул. Дмитрівська, 30, м.Київ, 01154
Телефон: +380 44 490-6765