Сенсація

Оля Полякова рассказала, как ее домогались продюсеры

Известная украинская певица дала эксклюзивное интервью “Сегодня”, в котором рассказала, почему решила создать женскую партию, планирует ли баллотироваться в президенты, кто в ее семье главный и как она относится к деньгам.

— Оля, своим заявлением по поводу создания партии вы, конечно, наделали шуму в информационном пространстве. Какая была реакция Владимира Зеленского на ваше заявление?

— Пока не знаю. Почему-то очень многие решили, что мое решение как-то связано с Зеленским. И что я собираюсь в Раду, где у меня с его партией будет коалиция. Это не так. Более того: ни о чем, кроме творчества, мы с ним никогда не общались. У меня нет цели как-то “по-быстрячку” пролезть в Раду. Это было бы очень наглым и самоуверенным шагом с моей стороны. Главная цель на данный момент — это придать своим взглядам вес.

Очень часто, когда я поднимаю на своей странице в Instagram различные социальные проблемы и это набирает большой резонанс, различные хейтеры пытаются уколоть меня тем, что я всего лишь певица, артистка. Им мало этого — как и того, что я просто сознательная гражданка своей страны. Они хотели меня видеть серьезной?! Ну так получайте! Теперь я — официальный лидер будущей политической силы.

— Представим ситуацию, что вы действительно проходите в Раду. Ради политики вы оставите сцену?

— По законам Украины, творческая деятельность в нашей стране в этом случае не запрещается. Это же не бизнес. Более того: моя миссия, как и раньше, — это дарить людям хорошее настроение посредством своего пения. И это я себе не придумала. Я же вижу своими глазами, как осчастливливаю людей на концертах. Когда я объявила о своем желании создать партию, я получила колоссальную поддержку! За сутки мне пришло более двух с половиной тысяч личных сообщений в direct, и в половине из них было пожелание, чтобы я не бросала сцену. Поэтому говорю со всей уверенностью: “Петь я не брошу!”. Но смотреть на то, что происходит в моей стране, и отмалчиваться я тоже не собираюсь!

Я — не голубь мира. Я всегда интересовалась политикой, у меня всегда было осознанное мнение на любой вопрос. Более того: мне кажется, любой человек старше 30 лет вообще не имеет права говорить, что он вне политики. Все мы — граждане своей страны, поэтому должны ею интересоваться. Я давно читаю мнения различных политологов, у меня даже есть уже свои любимчики, например Станислав Белковский. То есть эта тема меня интересует давно. Все это время я ждала, пока поднаберу вес, пока у меня появится действительно огромная армия поклонников, прислушивающихся к моему слову и доверяющих мне. Так что мое решение вполне осознанное. Главная причина, почему я это делаю, — я устала голосовать за непонятно кого. Я хочу создать серьезную команду, где будут профессиональные женщины, отвечающие каждая за свой сегмент. Многих, наверное, успокою: я буду голосом этой партии и говорить от ее лица. А работать будут профессиональные люди, которых я буду знать и набирать в команду лично.

В обществе огромный запрос не только на новые лица, но и на открытую политику. Почему я решила создать именно женскую партию? Да потому что в Украине реально мало женщин в политике. К тому же, это моя аудитория, я ее хорошо знаю, мне с ней легче работать. А вообще, именно женщины — главное сокровище Украины. Именно они могут привести ее к процветанию.

— В своих выступлениях вы сказали, что параллельно также собираетесь бороться с гендерным шовинизмом. Вы действительно считаете, что он в нашей стране существует в таких огромных масштабах?

— Конечно существует! И тот, кто говорит, что у нас в стране нет сексизма — врет самому себе. Более того, мы играем в патриархат, будучи глубоко матриархальной страной. И если мы действительно стремимся в Европу, значит, надо наконец жить по тем социальным правилам, которые в этой Европе уже давно существуют.

— Хорошо, а кто в вашей семье главный?

— В моей семье — матриархат, и мужа это вполне устраивает. Но так было не сразу. С годами мы поменялись ролями. Хотя в чистом виде и патриархата в семье у нас тоже никогда не было. Мой муж — единственный человек в жизни, кто меня всегда поддерживал.

— А как муж и дети отнеслись к вашему решению заняться политикой?

— Моя старшая дочь Маша сама начала уже заниматься политической деятельностью в какой-то подростковой организации. И когда я об этом узнала, честно говоря, удивилась. Маша даже шутит, что мы с ней когда-нибудь встретимся в Верховной Раде. Ну что ж, время покажет. Что касается мужа, он не сильно радовался моему решению. Он понимает, что это сложно и что я реже буду бывать дома. Но у него нет другого выбора. Он свыкся с тем, что его жена — кипятильник. И если вокруг меня, то есть вокруг этого кипятильника, не будет достаточно бурлящей жидкости, он может и замкнуть. А этого никто не хочет (смеется).

— Оля, чисто теоретически: может такое быть, что через пять лет вы решите баллотироваться в президенты?

— Скорее всего, нет. Потому что в нашей стране президент всегда плохой. Он всегда во всем виноват. А я хочу быть хорошей. Хочу дарить людям радость и делать их счастливыми (улыбается). В этом плане я искренне не завидую Володе сейчас. Он бросил все, что действительно любил. Сейчас за ним — армия поклонников, но стоит ему ошибиться, и многие из них вмиг отвернутся. Владимир очень смелый, он сам понимает, что очень рискует. Но я всячески его поддерживаю и очень хочу, чтобы все у него получилось. И я практически уверена, что уже через пять лет мы будем жить в совершенно другой стране.

— Подытоживая тему политики, хочу узнать: прочувствовали ли вы гендерную дискриминацию на личном опыте?

— Я с этим сталкивалась постоянно. В том же шоу-бизнесе некоторые дядьки-продюсеры хотели меня посадить на коленки, а лучше сразу под стол… Это даже не гендерная дискриминация, а чистой воды домогательства! Я о них еще, кстати, никогда не говорила вслух, но, поверьте, я это сделаю. И назову конкретные имена, которые знают все! И которые это делали со всеми, многие через них прошли. Безусловно, это будет масштабный скандал, но боюсь, что из-за того, что у нас настолько патриархальное общество — опять же, этим людям ничего не будет. Все подумают, мол, а что тут такого? Ну поприставал к симпатичной барышне, ну и плевать, что он женат и у него есть дети.

Несмотря на то, что ситуация в мире меняется, особенно после голливудских скандалов, у нас в Украине все остается по-прежнему. И если я сегодня назову имена этих людей — им, к сожалению, скорее всего ничего и не будет. А самое ужасное, что их репутация никак не пострадает. Причем я сейчас говорю не только о домогательствах. Воруешь из бюджета? Руки, б…ь, тебе надо отрубить! Я вообще за то, чтобы люди несли наказания и жили по правилам. Но к этим рамкам надо привыкнуть. Я понимаю, что поначалу это будет очень сложно: все же уже привыкли не платить налоги, получать зарплаты в конвертах и парковать машины, где захочется. Но когда-то же надо начинать меняться?

— Изначально вы пытались построить карьеру в России. Жили в Москве, около трех лет вашим продюсером был известный концертный режиссер Александр Ревзин (постановщик “Новой волны”), вы даже записали совместный альбом с певицей Любашей, но все почему-то не складывалось. Как вы сами сегодня считаете, почему проект Оля Полякова выстрелил только спустя 10 лет?

— Главный у артиста всегда репертуар. На тот момент не было Той Самой песни. Единственная композиция, которая стала тогда хитом, – это совместная песня с группой “Чай вдвоем”. И наше бы сотрудничество и дальше продолжилось, если бы ребята не были такими жадными и не выставили нереальный прайс за наш второй сингл. Сегодня с пацанами у нас нормальные уже отношения, но на тот момент они действительно поступили по-свински. А так — поверьте, все бы уже было. Тогда ведь модно было делать коллаборации, так называемые фичеринги. Помните, Басков и Повалий записали три совместные песни? У нас тоже такие планы с “Чай вдвоем” были. Но ребята решили поживиться и выставили огромную сумму.

— О какой сумме речь? Больше 50 тысяч долларов?

— О чем вы говорите? Это сотни тысяч, если не больше. И зная сегодня, какие деньги приносит этот бизнес, я понимаю, что их надо было тогда вложить в этот проект. Пускай даже миллион долларов, но надо было. А знаете, почему я тогда этого не сделала? Я столько раз вкладывала и столько раз у меня ничего не получалось, что я боялась, что и эти деньги снова уйдут в никуда. Но сегодня, как продюсер и бизнесвумен, я понимаю: это бы точно выстрелило. И мне не понадобилось бы еще столько лет кому-то что-то доказывать.

— Кроме того, что вы певица, вы часто выступаете в роли ведущей различных церемоний. До сих пор помню ваши словесные баталии на сцене с мастером импровизации Иваном Ургантом.

— Ой, лучше не вспоминайте их… На тот момент я не была готова к этой роли ведущей. Первый раз, когда мы работали вместе с Иваном, я была кормящей мамой. И это был какой-то кошмар: я забывала текст, несла какую- то чушь. И люди вообще были не готовы к тому, что я шучу. А это, поверьте, очень важно. Это сегодня я могу выйти на сцену, показать палец, и кто-то в зале точно засмеется. Хотя я адекватно понимаю, что не каждая моя шутка удачная.

Сегодня зрители уже готовы смеяться, потому что знают, что Полякова смешная. В этом плане я невероятно благодарна Зеленскому как продюсеру — за то, что он вместе с редакторами пригласил меня в проект “Лига смеха”. Именно она раскрыла людям мою смешную сторону. А тогда еще все было по-другому: несмотря на действительно роскошный сценарий, после Урганта зал лежал, а после моих слов — мертвая тишина. И мне понадобилось много лет, чтобы приучить людей к себе, к своему чувству юмора. И, кстати, тогда я реально по этому поводу ужасно комплексовала.

— У вас остались еще амбиции по поводу каких-то шоу?

— Скажу вам честно, я не люблю быть ведущей. Особенно я ненавижу вести корпоративы, поэтому мой гонорар за ведение — один из самых высоких в Украине (смеется). Да, я действительно самая дорогая ведущая корпоративов в нашей стране.

— Снова-таки, о какой сумме идет речь?

— Скажем так: как ведущая я стою столько же, сколько стоит мой 40-минутный концерт как певицы (Оля цифру не захотела озвучивать, но, по данным ивент-агентств, это около 20 тысяч евро. — Авт.). Я специально так сделала, чтобы меня в принципе не заказывали. По правде, для меня это очень тяжелый труд. Так что лучше я буду продолжать просто петь (улыбается). Тем более, зачем мне дополнительные переживания? Это же надо 6-7 часов о чем-то постоянно говорить. Лучше я выйду, отработаю свои любимые песни, от которых сама же, кстати, получаю колоссальное удовольствие.

— В шоу-бизнесе, говорят, дружбы не бывает. Одно сплошное болото, где каждый борется за свое место под солнцем. Это правда?

— Неправда. Никакого болота нет. Единственное, что у нас развито, – это местечковость и неготовность делитьсяславой. Когда у меня был первый большой концерт во Дворце спорта, ни один человек из украинского шоу- бизнеса меня не поздравил, не написал мне ни одного слова! Представляете?! И знаете, кто мне написал огромное сообщение и выразил оду моему таланту и моей работе? Филипп Киркоров! Он умеет признавать успех.

Нашим звездам нужно наконец понять, что никто друг другу не переходит дорогу. Хейтеры всегда найдутся, а если еще и мы начнем кусать друг друга, то что в конечном итоге останется? Мне кажется, в 40-миллионной стране места хватит всем! Тем более нас же не так много на такой большой рынок.

— Кстати, о рынке. Вы бы хотели, чтобы отменили правила въезда российским артистам в Украину или нет?

— Как человек, который начинает заниматься политикой, я понимаю, что, к сожалению, война в нашей стране в ближайшее время еще не закончится. Поэтому эти вопросы еще рано поднимать. Скажу так: сейчас эти артисты здесь точно не нужны. Благодаря этим новым правилам наш внутренний рынок начал наконец развиваться, и я сейчас говорю не только о культуре. Поэтому на данный момент нам никто не нужен, кроме нас самих. Мы вполне можем справиться и сами. Более того, как политик я призываю к тому, чтобы государство не только киноиндустрию в нашей стране поддерживало, но и музыкальную отрасль. Нужно помогать молодым артистам, выделять гранты на запись альбомов. Чтобы наша молодежь наконец слушала именно украинскую музыку. Ведь, к сожалению, в плейлистах наших детей все равно российские артисты.

— В вашем репертуаре есть очень трогательная и глубокая песня под названием “Любовница”. Сами вы были в таком статусе?

— Была. Именно поэтому эту песню я так прожила и спела. Могу сказать, что это драматическое неуютное и неприятное состояние для всех сторон. В любовном треугольнике не бывает ничего веселого. Но, честно говоря, в таком статусе я была не очень долго, потому что в моем случае мужчина на мне быстро женился (улыбается).

— По поводу критики. Заметила, что вы остро на нее зачастую реагируете?

— Это не так. Я просто не люблю не конструктивной критики. А когда есть действительные аргументы, то почему бы их не выслушать? Поверьте, рядом со мной много людей, которые меня критикуют, и к которым я прислушиваюсь. Я не нахожусь в космосе, как часто это бывает с артистами. Вся моя команда имеет право высказать свою точку зрения, указать мне, в чем я не права. У нас всегда с ними живой диалог. И вообще по натуре я не обидчивая, меня сложно выбить из колеи, особенно каким-то глупым комментарием.

— Кажется, что у Оли Поляковой не бывает комплексов. Это так?

— Это правильно, что вам кажется. Ведь я создаю такую видимость. И так делают все! Не верьте никогда картинке в Instagram. Идеальных женщин, которых вы видите там, не существует. У всех до единой есть проблемы. Поэтому нужно перестать стремиться к идеальности. И еще надо всегда помнить, что сегодня уже никто себя не фотографирует без фильтра (смеется).

— Поговорим об алкоголе. Знаю, что вы любите шампанское…

— Ой, совсем чуть-чуть. И все равно, мне кажется, я его уже перепила (смеется). Хотя в райдере у меня действительно есть бутылка розе, но надо и от нее, наверное, уже отказываться. У меня нет возможности выпивать. Мне же надо, чтобы у меня было приличное лицо, а алкоголь очень пагубно на него влияет. Уже через два часа после двух бокалов на нем все видно. А мне же уже не 20 лет! Тем более у меня такой график, что я попросту не могу позволить себе лишнего. Да и особого желания, по правде, это делать уже нет.

— Как вы относитесь к деньгам? Вы транжира?

— У меня нет кошелька в принципе. Часть денег на карте, которой я расплачиваюсь с помощью телефона. Что касается транжирства, я — настоящий страшный жлоб (смеется). Я с отвращением отношусь к “тяжелому люксу”. Считаю полным идиотизмом тратить тысячи долларов на какую-то кофточку, когда вокруг тебя люди на грани выживания. Не скрою, раньше я это действительно любила, ведь муж меня баловал. Но, слава богу, я всего этого быстро наелась, поэтому и ненавижу.

— Чем сейчас занимается ваш муж? В плане денег никогда не возникает ссор, что вы зарабатываете больше, чем он?

— Конечно возникают. Ведь я же, как уже сказала, жмот, и мне всегда жалко своих денег (смеется). На что муж мне говорит: “А я тебе никогда не отказывал”. После этого мне становится стыдно, и я даю ему. Точнее, ну как даю… Я, как проект Оля Полякова, — его инвестиционный проект, в который он в свое время вложился и который выстрелил. Поэтому он имеет полное право пользоваться дивидендами.

Я никогда не скрывала, что начальный капитал моего бизнеса был из денег моего мужа. Но знаете, в чем ирония судьбы? По итогу все эти деньги ушли в никуда. И только когда Вадик перестал мне их давать, бизнес начал приносить прибыль. Даже на клип “Шлепки” я уже одалживала деньги. И несмотря на обещания отдать их за два месяца, отдала их только через полгода. Хоть и клип вышел, и песня звучала уже везде, заказов на концерты так и не поступало. Но пришел сентябрь, начались празднования дней городов, и в мою жизнь наконец вошел этот самый шоу-бизнес! После этого мы больше никогда не пользовались чужими деньгами. Так что, когда муж сегодня говорит, что ему нужны деньги, я люблю с юмором отвечать: “Сначала мы потратили твое, а теперь каждый тратит свое”.

— И напоследок ответьте: вы часто мечтаете? Занимаетесь визуализацией своих мыслей?

— Я делаю это постоянно. Вот, смотрите, что у меня на заставке телефона (Оля показывает свой мобильный, там огромный стадион, заполненный зрителями. — Авт.). Это моя визуализация на ближайшее время. Вы же помните про 21 сентября и концерт на “Арене Львов”, а еще про 26 октября во Дворце спорта? Но я мечтаю не только о таких площадках и не только в нашей стране. Я визуализирую все время. Я помню, как у меня долгое время на заставке телефона была картинка, где я с микрофоном в руках и с очень счастливым лицом. Эта фотография у меня стояла где-то год. Я 15 лет шла к своей цели, и мне кажется, это все-таки несправедливо долго. Но в итоге все получилось! Так что визуализация реально работает! Поэтому призываю всех — ставьте себе на заставку телефона то, что вы действительно сильно хотите. И поверьте, это сбудется! Я, как лидер женской партии, вам это обещаю (улыбается).

Источник

Loading...
Загрузка...